Моя ХАТА

Винница левый берег Буга

С Винницей, вторым по величине украинским городом западнее Киева (370 тыс. жителей), у меня отношения не сложились ни в 2010, когда она была лишь скромным областным центром, ни сейчас, когда она оплот нового политического клана. Причём сам не понимаю, почему: вроде и достопримечательностей тут хватает, и всяких колоритных особенностей, и по уровню жизни это чуть ли не лучший город страны (что видно невооружённым глазом), а вот не цепляет, атмосферы какой-то не хватает ей, что ли… Однако это моё субъективное восприятие, а объективно Винница — город весьма и весьма интересный, и рассказ о ней у меня наберётся на 4 поста (с прошлым приездом — даже 5) vinnytsia.one. В первой части прогуляемся по левому берегу Южного Буга — хотя центр Винницы находится на правом берегу, а за рекой Винница начиналась, за рекой встречает гостей вокзал, да и общий колорит тут особенно заметен.

…В видавшем виды вагоне поезда «Москва — Кишинёв» добрая половина пассажиров ехали до Винницы — в основном пожилые люди навестить родню, оказавшуюся или оставшуюся там вследствии советских распределений. Со мной в плацкарте, впрочем, оказались и двое жителей Молдовы — очень симпатичная русская девушка из Бельц и немолодой, но моложавый «колерованный молдован» (как назвала его бельчанка) донельзя романских внешности и темперамента. Оба они возвращались с заработков — девушка работала в салонах красоты, мужчина — на телевидении, наверное каким-нибудь светооператором, но однако точно знал, где, когда и в чём «российское ТВ» врёт цивилизованному миру. Самые впечатляющие срывания покровов, впрочем, он демонстрировал в исторической части — как ему «рассказывал один ветеран», в 1941 году немцы взяли Москву в полное окружение, а  спасла неблагодарных Советов пришедшая аки Гэндальф с первым лучём солнца американская авиация. Как предложил знакомый киевский историк, когда я пересказал ему эти измышления, скорее всего какой-нибудь помнивший войну старик прочёл валявшуюся у внука книжку про «попаданцев», с непривычки принял её за чистую монету, что и пересказал моему соседу по плацкарту, а тот с радостью поверил. Девушка из Бельц же, когда разговорчивый молдаванин уходил курить, рассказывала мне про день Победы в их городе, про раздачу георгиевских лент, про честный безвиз с Евросоюзом и про то, что «мы хотим быть с Россией». Под такие разговоры мы достигли границы, и хотя я слышал немало историй, как во въезде отказывали девушкам и старикам при всех документах, равно как без вопросов пропускали боеспособного вида мужиков без любой бумажки, лично ко мне Левая Пятка Пограничника оказалась благосклонна, а там и до Конотопа рукой подать, а в Конотопе те же вараники с картоплей, как в старые добрые времена… На рассвете мы прибыли в Винницу.

2.

Построенный в 1952 году вокзал — уже четвёртый на этом месте. Железная дорога Киев-Одесса пришла в этот скромный уездный городок в 1870 году, и земли вдоль неё уже тогда снискали прозвище Сахарный Донбасс — отраслью №3 в Малороссии было производство сахара из свёклы, причём если уголь и металлургия обогащали в основном иностранных инвесторов, то «сахарные короли» были сплошь местные, если не украинцы, то в крайнем случае евреи. Больше всего на сахаре богател, конечно, Киев, но и Винница развивалась неплохо, к началу ХХ века с 30-тысячным населением став фактическим центром Подольской губернии. Первый вокзал тут был маленьким и деревянным, его фотографий видимо не сохранилось в природе, так как в 1890-х годах Винница обзавелась полноценным каменным вокзалом вида скорее австро-венгерского, чем русского. В 1932-м же она стала ещё и областным центром, но открытый в 1939 году третий вокзал, на мой взгляд самый интересный внешне, простоял всего несколько лет. Ну а после войны построили нынешний вокзал — четвёртый.

3.

Рано утром я шёл по перрону, удивляясь тому, что действительно оказался на Украине, стране, куда нельзя ездить, но о которой все говорят, что невольно порождает сомнения в реальности её существования. С поезда слез суровый парень в камуфляже с эмблемой одного из батальонов Нацгвардии на шевроне. За предстоящие две недели мне предстояло разрушить свою картину представлений и выстроить новую, неизвестной на тот момент степени сходства.

4а.

У вокзала, снаружи в общем-то почти типового, красивее всего центральный зал. А ещё — расписание в кассовом зале: когда в обзоре поездки я сказал, что «Укрозализница» вызывает у меня по сравнению с РЖД зависть, народ сильно удивился, но когда у Винницы расписание поездов дальнего следования сравнимо с любым из московских вокзалов или с Рязанью, через которую идут поезда на пол-России, за державу становится реально обидно. У «Укрозализницы» грязные старые вагоны, пыхтящие от усталости локомотивы, и даже спецовки на путейцах сплошь ветхие и прокопчёные, но зато здесь по-прежнему можно уехать без пересадок откуда угодно куда угодно, причём за копейки. А это вроде бы самое главное?

4.

Шумная и грязная привокзальная площадь, в центр уходит проспект Коцюбинского, бывшая Александровская дорога. Напротив вокзала — контора Винницкого завода тракторных агрегатов, ныне вроде бы мёртвого, а основанного ещё в 1880 году местным купцом Борухом Львовичем как чугунолитейный завод «Молот», снабжавший окрестные сахарные поля сельхозинвентарём и запчастями для техники. Контора вроде бы тоже 1880-х, возможно перестроенная ближе к сталинскому стилю после разрушения в войну.

5.

Промзона тянется вдоль железной дороги на север до окраины, там дальше химзавод соседствует с мясокомбинатом, и прямо сквозь площадь проходит подъездной путь, на котором синий пассажирский вагон стоит как трамвай. Трамвайное кольцо на самом деле левее него за «Экспрессом», но о трамваях — в конце поста.